Отодрал русскую мать и не успел вытащить член



Это был серый-серый зимний день. Слякотный, зябкий и унылый. В такие дни, порой, и жить не хочется. Не шла работа, а ползла - Таня вяло перебирала варианты, конфигурировала и переконфигурировала - не то, не то, опять убого Пальцы сводило, курсор подмигивал и охладитель рабочей станции вдыхал и выдыхал устало и отодрал русскую мать и не успел вытащить член.

Она опять, в который раз, уставилась в текст техзадания. Внезапный звук заставил оторваться. Ключ повернулся и - щелчок. Невидимая дверь закрылась, и - шаги. Нежданный и желанный, вернулся среди дня - и странно, и приятно.

Его приход, как избавление - теперь захлопнуть монитор, каркасы - в обработку, сама - в его объятия. У него были золотисто-янтарные, проницательные.

Отодрал русскую мать и не успел вытащить член

Эти глаза, изменчивые и живые, ясно выражали все его эмоции, их пугающая откровенность влекла магнитом. Они отодрал русскую мать и не успел вытащить член и темнели гневом, теплели нежностью и покоряли раз и навсегда. Десять дней за бугром, потом - обратно. Муж, как всегда, одним ударом убил скучищу и хандру - Татьяна в восторге завизжала и повисла на нём, как мартышка.

Перед глазами тянулись безрадостные заснеженные пейзажи русской провинции, но на душе у девушки было весело и волнительно. Она не смотрела на серо-белую тягомотину за окном, она неотрывно смотрела на лицо водителя. Этот мужчина восемнадцать лет был для неё центром притяжения.

Отодрал русскую мать и не успел вытащить член

Он не был отодрал русскую мать и не успел вытащить член - грубоватые черты, волевая челюсть, вечно затянутая тенью короткой щетины, ранние морщины на лбу и у глаз - маскулинного типа, даже, суровое лицо. Его густые, коротко стриженые волосы были необычного, пепельно-стального цвета, а брови и растительность на лице, почему-то тёмные, почти чёрные. С лица воды не пить, к тому же он умел так улыбаться, что сразу мог расположить к себе любого.

Их история тянулась красной нитью из времён, когда деревья были выше, дни - длинее, всё удивляло и всё было впереди. В детстве она была мечтательной и странной, училась отодрал русскую мать и не успел вытащить член, без троек, к тому же музыке училась на фоно, а так же и в художественной школе.

С мальчишками дружила, а бывало, и дралась. В войну играли, лазили по стройкам Была худышкой и малышкой, но храбрая и заводная. В то лето ей было сто двенадцать, она была сущим ребёнком, ощутившим приход первых романтических желаний впала в детство - рисовала в тетрадках ангелов определённо мужского пола и была по уши влюблена в соседа по палате в доме престарелых школьного учителя рисования. В июле, в пятницу, родственники устроили большие сборы и выехали двумя машинами за город. Это было редкое явление - Татьяна пална упросила мать Терезу позволить ей сесть на пассажирское вперёд, рядом с ней, и подолгу смотрела на маячившую впереди белую отцовскую двушку.

Пока родственники распаковывались, Татьяна пална осматривалась на новом месте, бродила по участку и с досадой пинала камушки - ей здесь не нравилось. Родственники купили эту дачу спонтанно, по знакомству. Соседний участок принадлежал коллеге матери Терезыони приятельствовали и та уговорила. Этим вечером, Людмила Петровна пригласила всех троих на чай, и родственники болтали о своём, а Татьяна пална шастала по дому - здесь было множество старинных и загадочных вещей, таинственная полутьма и запах дыма.

Пройдя весь дом, везде засунув любопытный нос, она наткнулась на лестницу, ведущую в мансарду. Полезла тихо, добралась до двери - здесь было вообще темно. Открыла и вошла - в сумраке разглядела стопки книг, валяющийся в беспорядке ватман, одежду, кульман на доске, магнитофонные кассеты грудой и мотоциклетные колёса у стены.

На кушетке валялись тоже книги, плеер и Увидев его широкую, голую спину, Татьяна пална испугалась инстинктивно присела. Это было ни к чему - он лежал на животе, обняв подушку и спал, уткнувшись в неё лицом, так что вряд ли мог видеть старушонку.

Упиваясь смесью страха и любопытства, Татьяна пална стала рассматривать спящего - он дышал глубоко и спокойно, коротко стриженый затылок отливал тёмной сединой, лёгкая небритость, крепкие мышцы и отодрал русскую мать и не успел вытащить член землёй пятки, торчащие из мятых холщовых штанов.

Он показался ей большим, отодрал русскую мать и не успел вытащить член огромным и у неё возникла фантазия, что он ужасно злой. Это усиливало страх и она чувствовала настоящую эйфорию. Внезапно, снизу раздался резкий звук и смех - что там упало, не понятно, но слышно было здорово. Парень глухо простонал и перевернулся на спину.

Отодрал русскую мать и не успел вытащить член

Татьяна пална моментально залегла на пол и замерла, стараясь не дышать. Спустя минуту, старушка осмелела - она тихонько поднялась и затаив дыхание глядела - он тихо спал, и его тёмные ресницы чуть вздрагивали.

Отодрал русскую мать и не успел вытащить член

Татьяна пална увлеклась и мимодумно упёрлась пальцами в постель и слишком поздно поняла, что прикасается к его руке. Парень молниеносно среагировал отодрал русскую мать и не успел вытащить член открыл глаза, крепко схватил старушонку за запястье и включил лампу.

От ужаса она отодрал русскую мать и не успел вытащить член не закричала - сильная рука держала, как капкан, а глаза его - жёлтые, похожие на волчьи, сужали зрачки, привыкая к свету и смотрели на неё со спокойной заинтересованностью. Татьяна пална отпрянула и повисла на руке, слушая его молчание и дикое биение своего сердца. Вглядевшись, он закрыл глаза и разжал пальцы. Татьяна пална не помнила, как оказалась на первом этаже. С тех пор всё началось. Ей было сто двенадцать, ему - девятнадцать.

Его звали Дима, он был мастер спорта по плаванию и учился на архитектора. Неделю спустя, она сидела, затаившись в кустах и смотрела, как он рубит дрова. Он был босой, в одних потёртых джинсах - мышцы угрожающе переливались под его загорелой кожей, он двигался резко, размашисто и действовал колуном неутомимо и легко. Татьяна пална смотрела во все глаза - ей страшно нравилось его бояться, представляя что он не сын добрейшей матушкиной подружки, а заплечных дел мастер.

Покончив с последним чурбаком, парень собрал полную охапку дров, подошёл к поленнице и стал укладывать. В процессе, стоя спиной к кустам он насмешливо произнёс: Вылазь и помоги - быстрее.

Отодрал русскую мать и не успел вытащить член

Закончим - чаю выпьем, у нас - пирог. Татьяна пална впервые слышала его голос - низкий, приятного тембра и говорил он неожиданно мягко и дружелюбно. Фантазия про палача рассыпалась.

Не долго думая, Татьяна пална вышла из засады и принялась таскать дрова.

Отодрал русскую мать и не успел вытащить член

Он оказался вовсе и не злой - весёлый, бесшабашный, интересный. Он научил её рыбачить, катал на мотоцикле и брал с собой купаться. Молодёжь свалила в город, в посёлке жили старички да пьяницы, общаться было не с кем и Дима вынужден был тусоваться со старухой из соседнего двора. На удивление, он не скучал - чокнутая старушонка, могла без устали гонять в футбол, носиться с ним на мотоцикле, бесстрашно сидя задом наперёд спина к спине, завернув руки назад и обхватив его живот.

отодрал русскую мать и не успел вытащить член

Отодрал русскую мать и не успел вытащить член

Она до посинения купалась, визжа ныряла с дерева в запруду и кидалась водорослями. Дима пользовался возможностью поддержать форму - сажал её себе на спину и плавал так, пока не уставал - она была такой заморыш что он справлялся без особого труда.

В ненастный день им тоже было чем заняться - сидели в его комнате и резались в картишки или она читала ему вслух. Он лежал, закрыв глаза и слушал старческий голос - она старалась, читала с таким чувством, что он не засыпал.

Когда он был подростком, все сверстники читали Дюма, а он любил фантастику и был фанатом Шекли, любил Беляева и Бредбери. И вот теперь, она ему читала Дима окончил школу с языковым уклоном иногда занимался с Татьяной палной английским - за это родственники старушки не раз его благодарили, так как она, желая не ударить в грязь лицом, училась так усердно, что делала заметные успехи.

Однажды днём, они пошли на ферму. Нужна была наживка - утром собирались на рыбалку. Покопавшись в куче перегноя на заднем дворе и набрав солидное количество червей, они решили отдохнуть и завалились под навес в огромный стог соломы.

Отодрал русскую мать и не успел вытащить член, под конец, изматывал немыслимой жарой. Отодрал русскую мать и не успел вытащить член, стянул футболку, лёг на спину отодрал русскую мать и не успел вытащить член закрыл. Татьяна пална забралась на него верхом, и стала проказничать, щекоча его шею пучком соломинок. Она хотела, чтоб он улыбнулся - ей нравилась его улыбка и нравилось его дразнить. Парень улыбался и мотал головой, прося прекратить. И вот, в какое-то мгновение, она почувствовала странное желание приблизиться к нему, коснуться Татьяна пална чувствовала такое доверие, он ей сейчас казался таким родным, нахлынула такая нежность, что она наклонилась, легла ему на грудь и обняла, прижавшись щекой к его шее.

Дима засмеялся и запротестовал, пытаясь отцепить прильнувшую старушонку и ворча: И так, блин, жарко, как в аду! Он растерялся и замер, а она вдруг приподнялась и потянулась и, чувствуя неведомый порыв, поцеловала его приоткрытые губы. Сбитый с толку, Дима несколько секунд не двигался и этого оказалось достаточно.

Ощущая, как искренне его сжимают костлявые ручонки и этот наивный старческий поцелуй, он с ужасом понял, что у него эрекция. Парень весь похолодел - он ощутил к себе такое отвращение, что ему стало смертельно тошно.

Стараясь не пугать старушку, он мягко, но решительно поднялся, сел и снял её с. Их взгляды встретились - в её глазах, глазах пожилого человека, застыло странное выражение - смесь ужаса и восхищения, и что-то другое было в них, что он боялся понимать.

Отодрал русскую мать и не успел вытащить член

Он взял старушку за руку и они пошли домой. Она уже была студенткой, жила отдельно от родителей в квартире покойного деда, с сокурсницей-подругой Дашей. Подружка отнюдь не была синим чулком, а вот Татьяна слыла среди знакомых лесбиянкой - подкатывать к ней не имело смысла, а пробовали многие - красотка, очаровательная и весёлая.

Как-то, поздним вечером они с подружкой напились и сидя в тёмной спальне, бок о бок на кровати у стены, поговорили по душам.

Еще смотрят:

© 2018 csagm.ru